Реформы Косыгина-Либермана. ч. 4

 Я понимаю, что непривычно звучат мои слова о прибыли. Мы же с вами привыкли, что советские предприятия получали прибыль, из этой прибыли строили дома и даже больницы для своих рабочих. Только дело в том, что Сталин и Молотов неоднократно говорили – называть прибылью это для социалистического предприятия неправильно. Они предлагали термин – доход. Фактически, это не прибыль, а разница между установленной плановым заданием в виде плановой стоимости продукции для поставок государству, которая рассчитывалась из запланированной себестоимости и, если так можно ее назвать, сэкономленной себестоимости. Т.е., разница между плановой и реальной себестоимостью, и эта разница, частично оставаясь в распоряжении коллектива предприятия, переводилась в фонды оплаты труда и на содержание социальной сферы. А частично уходила государству, составляя часть прибыли.  Т.е., она, фактически  оставалась частью той же себестоимости. А уже прибыль получало само государство, продавая продукцию предприятий населению. Прибыль – это основа прибавочной стоимости, ее превращенная форма. Прибавочную стоимость может получить только владелец предприятия, а коллективы государственных предприятий, даже социалистических, владельцами не были, владельцем выступало государство. Колхозы – там другая ситуация. У них вообще не было прибавочной стоимости, потому что средства, полученные за реализацию продукции и сама продукция, за исключением оплаты налога в виде госпоставок, и то за деньги, оставались у коллектива.
     Как это не понимают экономизды – я не знаю. Вроде это азбука экономики.

Реформы Косыгина-Либермана. ч. 3

   Почти одновременно  с «И это всё о нём» на экраны вышел фильм «Премия» по пьесе Гельмана, отца, к слову, нынешнего скандального галериста.
    В «Премии» ситуация несколько иная, но с тем же смыслом. Там идейные работяги решили отказаться от незаслуженных премий. Бригада простаивала из-за организационного бардака, руководство путем приписок занижало план, в результате – работали мало, больше курили, но план выполняли.
         Это была пропагандистская компания начала и середины 70- х годов, как раз тогда, когда должны были полностью сказаться результаты реформ Косыгина-Либермана, как ее сейчас представляют – погоня за прибылью.
   Но мы же понимаем, что начать эту пропагандистскую компанию руководство страны что-то заставило? Правильно? Да и те, кто жил в те годы, работал на производстве, хорошо это помнят – главной целью любого хозяйственного руководителя было добиться снижения планового задания. Другими словами – меньше дать продукции и за более меньший объем продукции получить более высокую заработную плату.
     Постойте, а где же здесь прибыль? Более высокая зарплата при уменьшении вала ведет за собой увеличение себестоимости, т.е., снижение прибыли.
    Эти экономисты, которые придумали реформы Косыгина-Либермана нам объясняют, что при Сталине главным показателем было снижение себестоимости, а при Косыгине – прибыль. А что, снижение себестоимости перестало быть главным путем получения прибыли? Сталину прибыль вообще была не важна? А на какие средства он тогда собирался содержать армию, медицину, всю социальную сферу?
      И вдруг мы узнаем от наших экономиздов, что брежневские директора стали гоняться за прибылью. Они что, будучи директорами, одновременно были военными и врачами? Им-то зачем нужна была прибыль? Чтобы получать высокие зарплаты, строить жилье для рабочих и содержать заводскую социалку?
     Подождите, эти экономизды хоть что-нибудь в азах экономики понимают? Зарплата входит в себестоимость. Жилье для рабочих и заводская социалка – это часть зарплаты, уходящая в общественный фонд потребления, это тоже входит в себестоимость. Прибыль – это не то, что после реализации продукции остается на зарплату. Зарплата входит в стоимость продукции в виде части ее себестоимости.
     Владелец частного предприятия, получая прибыль, не выплачивает из нее зарплату хоть чернорабочему, хоть директору, зарплаты входят в себестоимость товара.
     Директор государственного предприятия не берет зарплату из прибыли, его зарплата также входит в себестоимость товара. Разница между частным и государственным предприятием только в том, что в одном случае прибыль уходит в карман капиталисту, в другом – в карман государства.
    Да, при Сталине главным показателем было снижение себестоимости продукции. С какой целью? С целью получения прибыли, разумеется. Государству нужны были средства для содержания непроизводственной сферы, обороны.
     Но когда этот показатель сделали не главным, перестали жестко контролировать, то директора стали себестоимость повышать, уменьшая прибыль. Государственный карман стал пустеть.
   Понимаете, когда экономизды, рассуждая о заинтересованности руководителей предприятий в прибыли в разрезе реформы Косыгина-Либермана, они путают синее с кислым. В какой прибыли? В себестоимости! В ее росте!
      Если бы Гасилов был заинтересован в прибыли, то он сам комсомольца Столетова на лесосеке гонял до седьмого пота. Но Гасилову совсем не прибыль была нужна, а себестоимость, зарплата.
   В этом смысл пропагандистской компании с «И это всё о нем» и «Премией»  - попытка через идейных комсомольцев воздействовать на руководителей-хозяйственников ради получения прибыли. Представление, что реформа Косыгина-Либермана привела к тому, что директоров перестало интересовать снижение себестоимости, они погнались за прибылью – дикий невежественный бред. Снижение себестоимости интересовать, конечно, их перестало, их стало интересовать ее повышение, но прибыль их вообще перестала интересовать. Поэтому начался полный дурдом – директора массово стали биться за снижение плановых заданий, стремиться выпустить как можно меньше продукции. И при Сталине такие намерения у некоторых руководителей были, но тогда они получали по рукам от всей души. Одно из обвинений расстрелянному  руководителю Госплана Вознесенскому как раз и было в этом.
      Но при Сталине предприятия имели возможность получать прибыль, поэтому государство справлялось с такими директорами. А вот при Брежневе – уже ничего сделать не могло, кроме как показывая комсомольцам глупое кино. В экономике прошли какие-то процессы, которые привели к катастрофическому снижению ее прибыльности. А называется это, вообще-то, началом процесса банкротства.

Реформы Косыгина-Либермана. ч. 2

   … Давайте пока от экономики отвлечемся на кино, на самое важнейшее из искусств. Я советское кино очень люблю. Особенно периода с середины 50-х до начала 80-х. В кино пришла система Станиславского. Режиссерская работа и работа актеров – выше всяких похвал. Смотреть только на актерскую работу – уже само по себе наслаждение. Конечно, кино сталинского времени – кино хорошее. Но оно еще переживало традиции немого кино, поэтому по сравнению с более поздним смотрится не как система Станиславского, а как система гротеска и клоунады. Я его не ругаю, просто такая эпоха была в кинематографии. Именно поэтому фильм «Чапаев» вызвал вал анекдотов про Василия Ивановича, эти анекдоты – восприятие фильма, снятого на заре звукового кино, зрителем, привыкшим к более позднему кинематографу. Специально посмотрите немые фильмы 20-х, начала 30- х годов, вы поймете, как звуковое кино изживало из себя изобразительные приемы немого.
    А сегодня кино у нас такое, что впору убирать звук и давать титры. О самих сценариях я даже не заикаюсь.
      Нынешнему поколению, чтобы иметь представление о том СССР, в котором я успел пожить, полезно смотреть советские фильмы времен Хрущева и Брежнева. Только смотреть нужно вдумчиво, внимательно. Много чего узнаете о «золотом времени» СССР. Причем, в этих фильмах еще не было очернительства, наоборот, в них еще показывалось, как партия о народе заботится. Но после внимательного просмотра вы господам совкодрочерам очень много вопросов зададите. Например, один из культовых фильмов того времени «Приезжая». Фильм про то, что разведенных училок с детьми тоже замуж можно брать. Из него вы еще узнаете, что сельские школьники из соседней с Москвой областью, Калининской, ни один в Москве не был. Это про то, как советские люди на зарплату катались по всей стране на самолетах. И школу сельскую в «Приезжей» показали. От такого самого лучшего в мире образования становится даже жутковато.
     А про экономику есть великолепнейший фильм по одноименной повести Виля Липатова «И это всё о нем». Как там играют актеры! А Евгений Леонов в главной роли – МАСТЕР! Еще нужно знать биографию автора повести, В.В.Липатова. В последние годы он был секретарем правления СП СССР, и долгие годы специальным корреспондентом «Правды», это не только писатель, но и чиновник. Его повести – это идеологический заказ ЦК. Недаром, «И это всё о нем» входила в школьную программу в перечне рекомендованных для обязательного чтения, мы сочинения по ней писали. Как моя учительница литературы ее любила, как она доставала нас Женькой Столетовым и как мы втихаря ржали над этим!
    Прочесть повесть вряд ли у вас хватит терпения. Я, например, даже в школе не смог ее прочесть, хотя осилил романы Достоевского. Ну как такое можно читать: «У девятнадцатилетнего Евгения Столетова на школьной фотографии ноздри были гордо и в то же время незащищенно раздуты»?  
    Фильм – совершенно другого качества. «Деревенский детектив» с Анискиным – тоже по повести Липатова. Повесть тоже нечитаемая, но фильм – великолепный.
         Сюжет повести и фильма… Автор, Виль Липатов, был историком по образованию, поэтому сюжет… Вкратце перескажу.
      В одном леспромхозе работала интересная бригада лесозаготовителей с интересным бригадиром во главе. Бригадир, Гасилов, придумал систему, при которой можно меньше работать, а получать больше. Эта система позволяла занижать плановые задания и увеличивать расценки за счет того, что в нарядах показывались увеличенные расстояния трелёвки срубленных хлыстов, завышались данные о тонкостое на участках и т.п..  И Гасилов так работал годами.  Один из героев фильма, бывший уголовник Заварзин, даже рассказал инспектору уголовного розыска Прохорову (актер Леонов), что после отсидки в лагере он «завязал» потому, что попал в бригаду Гасилова. Работать бывшему зэка очень не хотелось, но оказалось, что у Гасилова не надорвешься. Работа – не бей лежащего, план малюсенький, а на выходе – 350 рэ в месяц. Мечта, а не работа.
     Нет, вы меня не спрашивайте, как мог годами Гасилов так нагло дурить государство. Во всех управлениях сидели одни кретины, которые не задавались вопросом: почему у всех бригад лес, как лес, а у Гасилова одни хворостинки?  Это же историк по образованию сочинял. Там по системе Гасилова вопросов много.
   Но смысл в том, что химичил один Гасилов, а деньги неплохие получала вся бригада. Т.е., все в шоколаде, а если что – ответит один бригадир.
   И было всё у всех там хорошо, пока в бригаду не пришел молодой комсомолец Женька Столетов. Корчагин 70-х. Там есть даже эпизод с одним молодым трактористом – точно спёрт из «Как закалялась сталь».
   Столетов допёр, что бригада получает от государства незаработанное. А это, типа, разлагает коллектив. И не по комсомольски это. Организовал комсомольцев бригады на забастовку наоборот. Они решили работать так, чтобы всё начальство узнало о приписках Гасилова, т.е. каждый день в два-три раза перевыполнять план, который, благодаря системе бригадира Гасилова, им занижался.
   Категорически не хотели комсомольцы разлагаться, работая мало, а получая много. Они хотели всё наоборот. Чтобы без мещанства. Повесть и фильм именно против мещанства  были направлены. Об этом в них прямым текстом сказано.
   Есть там даже такой момент, инспектор Прохоров-Леонов в глаза руководству Гасилова говорит: как вы могли не заметить махинаций бригадира? Вы же видели, что он работает так, что у него есть время на своем приусадебном участке копаться и ночами в телескоп звезды разглядывать (хобби Гасилова)?
    Ну, вы поняли, что так не должно быть при социализме? Должно быть – после работы не до звезд в телескопе. Иначе – мещанство.
     Конфликт между  Гасиловым и Столетовым, влюбленным в дочь бригадира, привел к тому, что бригадир решил не выдавать замуж свою дочь за этого «Корчагина». Какому отцу хочется, чтобы его дочь вышла замуж за идейного придурка, с которым всю жизнь придется горевать в дырявом шалаше? Узнал об этом Столетов в поезде, на котором возвращался с лесосеки в поселок лесорубов, в запале спрыгнул на ходу и свернул свою комсомольскую шею. Это происшествие из города приехал расследовать инспектор Прохоров-Леонов, вокруг расследования сюжет и закручен.
     Заканчивается фильм тем, что все жители поселка любят погибшего комсомольца Столетова и презирают мещанина Гасилова. Да-да, все были рады, что теперь пахать много, а зарабатывать – сколько положено. Чтобы на мещанские хобби не хватало. Ночью вообще-то спать без задних ног после работы нужно, а не на звезды любоваться.
  Гасиловщина! Гасиловщина! – наша учительница литературы чуть не головой о классную доску билась в припадке идеологического безумия, когда пыталась нам донести этот идеологический бред.
    Пропаганда тех лет даже пыталась «гасиловщину» сделать объектом комсомольской всесоюзной ненависти. Ни хрена не получилось…

Реформы Косыгина-Либермана.

      Очень тяжело, нудно писать об одном и том же раз за разом. Я вообще не большой любитель писанины, каждый раз усилием воли заставляю себя сесть за компьютер, но когда пишешь что-то интересное для самого себя – одно дело, а когда приходится по сто раз об одном и том же… Но назвался груздем, как говорится, так терпи.
       Наиболее часто на почту приходят вопросы о реформе Косыгина-Либермана и о системе ОГАС. Уже и мои товарищи по Движению писали об этой ерунде, и я писал, в книгах, в том числе. Но ладно, давайте еще раз.
     Когда стало известно об этой пресловутой реформе Косыгина-Либермана? В 60-70-е годы, когда она проводилась? Нет, никто в те годы о ней не слышал. Позже, когда, как считается, она была свернута? Нет, и в 80-е годы о ней никто не слышал. В Перестройку? Тоже нет. Странно, правда? В стране проводилась масштабная экономическая реформа, но о ней никто не знал.
    А известно стало о ней уже на излете 90-х годов, когда стали появляться псевдонаучные и публицистические работы о причинах развала СССР. Тут и всплыла фамилия Либермана, ранее почти никому неизвестного профессора-экономиста провинциального университета в Харькове. Выкопали одну из его статей в газете «Правда» и раздули из этой статьи реформу Косыгина-Либермана. Боже мой, что только в этой несчастной «Правде» не печатали?! И по экономике в целом, и по сельскому хозяйству, и про балет! Нам в мединституте даже говорили, хотите быть в курсе всех новинок медицины – читайте газету «Правда», в ней всё пишут о новейших достижениях советской медицины. Газета же большая, выходила ежедневно, что-то и кого-то в ней надо было печатать, тогда еще рекламами борделей полосы не забивали. Напечатали и статью Либермана, советский народ завернул в нее селедку и забыл, даже внимания никто на нее не обратил, как и на многую галиматью в этой оберточной бумаге, подпорченную типографской краской, каковой «Правда» стала.
       Что в этой статье было? Да ничего там из «новейших достижений советской экономической науки» не было. Обычная галиматья времен Хрущева и Брежнева, касательно экономики: материальная заинтересованность, эффективность, прибыльность и тому подобное. Таких статей про экономику было в каждом партийном и других печатных изданиях СССР – чуть не в каждом номере.
    Зато пятилетка, которую почему-то назвали Косыгинской, первая пятилетка после снятия Хрущева, стала самой успешной пятилеткой времен Брежнева, поэтому одна группа анализаторов причин краха СССР принялась сочинять труды о том, что если бы реформы Косыгина были продолжены, то у СССР был бы шанс. А где успех и достижения – как там без еврея? Обязательно там еврей должен быть.
     Другая группа анализаторов выдала совершенно другое: если бы не было реформ Косыгина, то у СССР был бы шанс. А реформа привела к тому, что социалистическая экономика переродилась в капиталистическую, в результате – развал и крах. А где развал и крах – как там без еврея? Обязательно там еврей должен быть.
     Поэтому уже не просто реформы Косыгина, а Косыгина-Либермана. Понимаете? Это всё, что вам нужно понимать  об уровне научности исследований экономики СССР.
      Меня очень часто спрашивают – что читать по истории СССР, чтобы иметь объективное представление о ней. Я отвечаю, что читать нужно всё и всех, только голову включать при чтении. И, конечно, в первую очередь, материалы съездов  КПСС и Пленумов ЦК КПСС, которые историки-исследователи старательно обходят или выдумывают в них того, чего там нет. Как, например, призывы Сталина к массовым репрессиям на февральско-мартовском Пленуме ВКП (б) 1937 года. Или, как например, из всего 20-го съезда берут только доклад Хрущева, а из 22-го съезда – только отказ от диктатуры пролетариата. Всего остального, что там есть, видеть не хотят.
    Материалы съездов и пленумов – это важнейшие исторические документы времени, это вам не какие-нибудь тайны архивов, которыми вас гипнотизируют. Будете изучать эти материалы, появятся у вас вопросы и по поводу обнаруженных в архивах тайн и к тем, кто эти тайны там откапывает. Уж больно они странные, эти тайны.
    А уж насчет всяких воспоминаний свидетелей эпохи…!  У-у, сколько вас ждет неожиданных открытий! Вы найдете даже воспоминания «свидетелей» о том, как Брежнев от десталинизации отказался. И так убедительно это «вспоминают», что масса людей этому поверила. Но открываем материалы 24-го съезда КПСС, читаем там выступление Леонида Ильича, в котором он прямо заявляет, что от решений 20-го съезда его никто не заставит отказаться. И всё на этом.
   Есть такие же «воспоминания» о Косыгинских реформах:
«Косыгинские реформы оцениваю неоднозначно. Алексей Николаевич, которого я глубоко и искренне уважаю, был, бесспорно, наиболее компетентным, умелым и знающим хозяйственным руководителем за послевоенные годы, что, кстати, вызывало открыто враждебное отношение к нему Хрущёва, органически не выносившего более способных, чем он, людей. В косыгинских предложениях есть ценные и полезные элементы, которые можно и нужно внедрить в экономический механизм. Но только как элементы, строго подчиненные плановому началу. В целом ориентация на прибыль, активизацию товарно-денежных отношений, возрождение рыночных факторов как регулирующих основ экономического развития в наших условиях крайне вредна и опасна. Такое изменение хозяйственной стратегии неизбежно ведёт и уже привело к умалению планового характера экономики, падению государственной дисциплины во всех звеньях, усилению неконтролируемости экономических и социальных процессов, росту цен, инфляции и другим негативным явлениям. Конечно, есть и определённые «плюсы». Но на фоне перечисленных мной огромных «минусов» они малозначительны».
   Это из интервью корреспонденту Гостелерадио В. Аитову  И.А.Бенедиктова, бывшего при Сталине наркомом земледелия, а при Хрущеве – министром сельского хозяйства СССР с 1953 по 1955 годы, как раз во время эпопеи с Целиной. Но как Бенедиктов раздолбал Косыгина! Огромные минусы! Вредно и опасно!
    А еще в этом интервью есть и про Хрущева: «А назовите мне хотя бы одну экономическую или социальную проблему, которую даже не решить, а сдвинуть с места удалось Хрущеву и его преемникам! Всюду тонны слов и граммы дел, а реального продвижения вперед так и не было видно».
      А кто-нибудь слышал из вас это интервью? Обратите внимание, что оно дано корреспонденту не газеты, а Гостелерадио, но существует только в текстовом виде. Больше того, Иван Александрович, якобы, давал его в 1980 году, впервые оно опубликовано в журнале «Молодая гвардия», № 4, 1989 г. А умер Бенедиктов в 1983 году.
   А вот что Бенедиктов говорил при жизни о Хрущеве: «Нам, непосредственным работникам сельского хозяйства, был преподан предметный урок того, как надо решать важнейшие вопросы сельского хозяйства, как надо творчески изыскивать и приводить в действие огромные, поистине неисчерпаемые резервы для подъема сельскохозяйственного производства».  Но это ведь не бог весть откуда-то взявшееся интервью уже мертвого человека, это из его прижизненной речи на 20м съезде КПСС.
    Еще поищите такое издание: Бенедиктов И. А. Сельское хозяйство Российской Федерации в семилетке. — М.: Советская Россия, 1959, -  прочитаете и сами поймете, что кто-то воспоминания «сталинского наркома» взял и сочинил уже после его смерти, реальный Бенедиктов никакого отношения к ним не имеет.
       Так что, откладывайте в сторону всю эту макулатуру из «научных исследований» и «воспоминаний», открывайте опубликованные партийные и государственные документы, опубликованные именно в те годы, а не найденные в архивах «неправленные» стенограммы, карандаш в руки, внимательно читайте и обдумывайте прочитанное, сопоставляйте факты и сведения, делайте свои выводы.
   Я не сомневаюсь, что вы придете к выводу – никаких таких косыгинских реформ в помине не было. Было коллегиальное решение всей правящей верхушки, предусматривающее меры по срочному торможению процессов в экономике, которые валили страну в пропасть. Если бы правящая верхушка СССР чуть запоздала с ними, буквально на два-три года, вся страна стала бы Новочеркасском. В те годы еще невозможно было народу на уши навешать лапши, что вся беда именно в социалистической экономике и ей нужен «эффективный собственник», как это получилось к 90-м годам. Еще было слишком рано для этого, хотя положение в экономике было примерно как в 90-91-м годах…

О том, как репрессированных свердловчан реабилитировали


Этот пост должен был увидеть свет еще в прошлом году, однако по ряду причин не сложилось. Тем не менее, скрывать скромный материал считаю неправильным, поскольку тема репрессий в нашей стране была и остается объектом спекуляций. Эта небольшая заметка расскажет об одной из них и прольет свет на одну из страниц нашего общего прошлого.

Collapse )

Поддержать канал на ДЗЕНе

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 27

Самое интересное в воспоминаниях Ю.В.Чиркова не то, что там написано, написана там чушь, а то, что не написано. А ничего, как я уже указывал,  автор не написал ни про Особую тройку НКВД, ни просто про тройку НКВД. Вообще ничего. Как и Солженицын, как и Шаламов, как и Гинзбург. Ни слова.
    Причем «тройки», согласно обнаруженным в архивах документам, были секретными, но, одновременно, ими были осуждены 656 тысяч человек к 10 годам лагерей. Эти-то знали, кто их осудил? Или им так и не сказали? Хотя, есть указание Фриновского доводить приговоры до осужденных к заключению. Понимаете, какая белиберда? Так вот, Чиркову за 5 лет нахождения его в лагерях, а потом еще и в ссылке, не встретился ни один человек, осужденный «тройкой НКВД», поэтому он о ней и не упоминает. И Солженицыну не встретился, и Шаламову, и Гинзбург.
     Я даже не касаюсь того, что и живший до 1940 года Л.Д.Троцкий абсолютно не был в курсе существования «троек НКВД» и массовых расстрелов в СССР. Совершенно ничего об этом не знал. Конечно, 656 тысяч человек были тайно расстреляны и еще 656 тысяч тайно посажены на 10 лет тайным репрессивным органом… Если вы верите, что такую грандиозную операцию можно провести тайно, не допустив ни малейшей утечки – что у вас с мозгами? Менингитом в тяжелой форме переболели?
     Но 13 июня 1938 года перебежал к японцам комиссар государственной безопасности 3-го ранга Г.С.Люшков, который с 1937 года до 26 мая 1938 года являлся начальником Управления НКВД по Дальневосточному краю. И с началом фантастической репрессивной операции по приказу НКВД № 00447 он возглавлял фантастическую тройку НКВД по Дальнему Востоку, а потом еще и Особую тройку НКВД по ДВ. Что это значит в плане его осведомленности? Это значит, что через него должны были проходить все руководящие документы по тем репрессивным операциям, он должен был быть в курсе абсолютно всего, и сами приказы, и лимиты по всей стране (они же в приказах были указаны), и инициаторы, и масштабы проведения… - вообще в курсе всего.
      Вот перебежал Люшков к японцам и стал активно разоблачать зверства Сталина. Очень говорливым был. Всё рассказал. Про то, как расследовали убийство Кирова, про то, как расследовали дело ленинградского троцкистского террористического центра, троцкистско-зиновьевского объединенного центра, всякую другую ерунду. Передал японцам всю имеющуюся у него информацию о состоянии вооруженных сил СССР на Дальнем Востоке. Даже вызвался организовать убийство Сталина.
       Но почему-то ни словом не обмолвился о «Большом терроре». Вообще ни слова не сказал о том, что по всему Советскому Союзу еще шла грандиозная репрессивная компания с сотнями тысяч бессудных расстрелов, ни одного документа по операциям 37-38 годов не только не принес японцам, но даже не обмолвился об их существовании. Болтал и болтал об убийстве Кирова, о том, что убийца Николаев был не членом террористической группы, а душевнобольным… Кому на хрен этот Николаев в 1938-м году был нужен?! Какой там к черту Николаев, если в стране прямо сейчас идет гигантская по своим масштабам кровавая бойня?
    Вы понимаете, что если бы Люшков рассказал о «Большом терроре» в 1938 году, о его масштабах и методах проведения, то весь мир содрогнулся бы от ужаса? Это был такой компромат на сталинский режим, который похоронил бы всё коммунистическое движение в мире. Сенсация, которая взорвала бы всё мировое информационное пространство. Это даже не термоядерная бомба… Это Марс сошел со своей орбиты и налетел на Землю…
    А что же Г.С.Люшков рассказал о «Большом терроре», о том приказе НКВД № 00447 и последующих? А ничего не рассказал. Как будто он об этом совершенно ничего и не знал.
     Вы осознаете, что означает молчание о «Большом терроре» перебежчика, председателя тройки УНКВД по Дальневосточному краю, Г.С.Люшкова? Хоть малюсенькое сомнение закрадывается насчет существования к моменту его побега такой лабуды, как приказ НКВД №00447?
    Я даже думаю, что если вы лично не прикормлены обществом «Мемориал», не являетесь каким-нибудь историком, в том числе и «просоветской», левой ориентации типа Е.Спицына, или историком-идиотом, сбрендившим на Берии, как Прудникова, успевшим понаписать тонны трудов-макулатуры с объяснением причин террора 37-го года, если вы не являетесь активным членом какой-нибудь современной политической партии в России, ведущей антикоммунистическую пропаганду, в том числе и членом какой-нибудь коммунистической российской партии, которые все до одной, прикрываясь коммунизмом, ведут такую же пропаганду, погорев на признании факта существования «Большого террора», то у вас появится вытекающая из молчания Г.С.Люшкова мысль: а может вообще не существовало тех троек НКВД по приговорам которых расстреляли 656 тысяч и посадили на 10 лет еще 656 тысяч в 37-38 годах?
  А, может быть, действительно, профессора Вангенгейма и других заключенных Соловецкой тюрьмы вывезли на баржах из Соловков не для расстрела, а рассовали по другим лагерям, потому что на Соловках их нечем было занять, кроме как работы в библиотеке, Соловецкая тюрьма стала нерентабельной и началась процедура ее закрытия?
    Может, действительно, Вангенгейм умер от перитонита в лагере в 1942 году, а не был расстрелян по приговору Особой тройки, если перебежчик Люшков миру ничего об этих тройках не поведал?
     А если всю эту историю рассматривать в совокупности с тем, что я о 37-38 годах написал в «Троцкизме», с тем, что в «Троцкизме» я выложил архивный документ, из которого прямо следует, что приказ №00447 подменен фальшивкой…
    На этом можно было бы историю с «соловецким расстрелом» и закончить. Но есть еще в ней история обнаружения места погребения тела профессора Вангенгейма. Эта история даже меня, уже привыкшего к тому, что методы «Мемориала» особой научностью, мягко выражаясь, не отличаются, шокирует космической наглостью со стороны историков «Мемориала»…
    

Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.

Наступаем на Самару.

Прелесть!

"Этот случай был на фронте, когда мы наступали на Самару. Я впервые видел перед собой нашу доблестную Красную Армию, еще очень молодую. Выглядела она комично, даже трогательно смешно. Когда я смотрел на эти части, которые должны были взять Самару, защищаемую хорошо одетыми, хорошо вымуштрованными, хорошо оборудованными чехословаками, и видел перед собою полк, где на правом крыле стоит вот этакая верста, на голове какая-то дамская шляпа, на плечах недоношенный китель офицерский, на ногах лапти, у другого - какие-то лохмотья и ружье на веревочке. Пушки так стреляли, что мы в собаку не попадали.
Когда я осмотрел эту коричневую рвань, я командующему говорю: "Как мы будем с ними этих вымуштрованных, оборудованных чехословаков бить?". Комардующий мне говорит: "Это нам как постричь". И когда я продолжил ему говорить об этом, он заявил: "Это нам все равно, как помылить", и на дальнейшие сомнения мои говорит: "Это нам как побрить". И тогда я обиделся и говорю: "Что это вы такими словами парикмахерскими говорите", то командующий мне сказал: "Извините, я парикмахер".
Обтреханы они были страшно, но все были в бантах. Банты у них были на головах, и на боку, и на руках, очень много было бантов. И страшно веселые люди были, весело шли в бой. Озорно как-то. Это было удивительное время".

Демьян Бедный о своем визите в 4-армию и встрече с командармом Тихоном Хвесиным.
Ни разу не байка - рассказано на вечере обсуждения кинофильма "Чапаев" в Доме советского писателя 29 ноября 1934 года под ржач ветеранов и крики "Верно!".
Вообще стенограмма вечера - улёт!
На фото Хвесин перед войной.
под маской

Ещё раз про советских военнопленных

Первоисточник «фразы Сталина»: «У нас нет военнопленных, у нас есть изменники родины» - власовская газета «Заря» № 67 от 20 августа 1944 года. Обычно после этого сразу же сталкиваешься с яростными возражениями, которые, впрочем, легко утихомирить. Достаточно поинтересоваться, когда, где и при каких обстоятельствах Сталин произнёс то, чего ему приписывают. По свидетельству Документа № такого-то, мемуарам Очевидца страница такая-то, кадрам кинохроники таким-то.

На конкретику обычно следуют эмоции – ну, он, может дословно  и не говорил, зато действовал в полном соответствии с подобной логикой, вы что же, Приказ № 270 «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия» не читали?

Читал, благо текст давно в Интернете – откройте сами, тем не менее, помогу тем, у кого плохо со зрением, либо с пониманием. Например, в 270-м говорится: «Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров…»

Я не буду сейчас о том, как надо поступать и кем считать беглецов с поля боя во время сражения (в любой армии мира), но обращаю внимания, чьи семьи подлежали аресту – КОМАНДИРОВ и ПОЛИТРАБОТНИКОВ. Или, кто-то забыл принцип – кому много дано, с того много и спрашивается? По поводу остальных - в Приказе ясно определено: «семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи». Разницу, между «арестом семьи» и «лишением пособия» улавливаете?

Collapse )

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 17.




В октябре 1937 года страдальцев из Соловецкой каторги повезли на расстрел. Биографы Вангенгейма приводят описание перевозки по книге Ю.И.Чиркова: «В конце октября неожиданно выгнали всех обитателей открытых камер  (открытая камере – это такая камера из которой можно было ходить в лес собирать грибы и ягоды -   авт.) кремля на генеральную проверку. На проверке зачитали огромный список – несколько сотен фамилий – отправляемых в этап. Срок подготовки – два часа. Сбор на этой же площади. Началась ужасная суета. Одни бежали укладывать вещи, другие – прощаться со знакомыми. Через два часа большая часть этапируемых уже стояла с вещами… В рядах проходящих мелькнуло лицо профессора Флоренского…Вангенгейм (в черном пальто и пыжиковой шапке). Увидели меня. Кивают головами, а руки заняты чемоданами…».

     Я представляю, как выглядела эта колона зэков. Пальто, пыжиковые шапки, в руках чемоданы. Не хватает только носильщиков. Ни дать, ни взять – члены обкома собрались в отпуск в Сочи.

      У Чиркова есть продолжение: «Это был уже второй  этап из Соловков, названный «большим»… Прошел страшный слух, будто второй этап был утоплен в море».

   Жаль, что я не художник. Обязательно нарисовал бы это – эпическое по своей трагичности полотно. Серые волны студеного моря под низким серым северным небом. И на волнах, до горизонта – чемоданы и пыжиковые шапки. Назвал бы просто – «Второй Соловецкий этап».

    В последний раз голову профессора в пыжиковой шапке и видели. Жена перестала получать от него письма и забеспокоилась, как повествуют нам биографы Вангенгейма: «На запрос Варвары Ивановны о судьбе мужа 28 июня 1939 г. ей ответили из Прокуратуры СССР: А.Ф.Вангенгейм жив, работает, в 1937 г. его дело было рассмотрено особой тройкой Ленинградской области и его снова осудили на 10 лет без учета прежнего срока, из Соловков перевели в дальние лагеря без права переписки».

     Деятели из «Мемориала», видимо, считают жену профессора конченной дурочкой. Разумеется, директорами школ только дурочек назначали. Её мужа арестовало ОГПУ, осудило ОГПУ, содержался он в тюрьме НКВД, но запросы она слала прокурору. Совсем, дамочка, запуталась. Так мало того, что дурочка, еще и обманщица. По версии «Мемориала», конечно, который представляет в своих экспозициях такое письмо за подписью В.И.Кургузовой:

    

    Да, дурочка, конечно. Свой адрес в заявлении наркому НКВД указала: «Москва. Дукучаев пер.».   Директор школы, учится заочно в педагогическом институте, а название улицы, на которой живет (Докучаев переулок), пишет в заявлении наркому с ошибкой.

    Еще и дочь Варвары Ивановны передала «Мемориалу» письма отца с Соловков, последнее датировано 19 сентября 1937 года. В заявлении – август. Обманула Берию.

    Наконец, как это заявление оказалось у «Мемориала»? Нашли в архивах НКВД? Где тогда на нем входящий номер и резолюция, да хоть какая-то отметка о принятии его в работу? Ладно, допустим, что сотрудник НКВД без всяких отметок его в папку бросил, но как это заявление вообще можно было обнаружить в архиве? Его сотрудник НКВД бросил в папку с грифом «Особо ценный исторический документ. Хранить вечно»? Это же обычная переписка, заявления и обращения граждан, с очень ограниченным сроком их хранения, иначе никаких архивов не хватит для такой макулатуры. Сейчас они хранятся 3 года. При Берии – вечно?

    Если же это второй экземпляр заявления, оставленный В.И.Кургузовой себе, чтобы иметь подтверждение того, что она первый отправила наркому НКВД, то где на нем отметка канцелярии наркомата  о приеме первого экземпляра?

   С какой стороны не погляди – туфта. И запрос в Прокуратуру – туфта. И заявление Берии – туфта.

    Вы можете мне задать вопрос, а почему тогда мы видим последнее письмо А.Ф.Вангенгейма датированное 1937 годом? Я вам встречный вопрос задам: а вы уверены, что видите всё, что есть? Что вы все письма профессора видите?

    Из книги о нем: «…в середине 60-х гг. считалось, что после 8 лет заключения Алексей Феодосьевич умер во время Великой Отечественной войны в 1942 году от болезни».

Нет, но ведь жена Свидетельство из ЗАГСа о смерти мужа получила только в 1957 году, а не в 1942-м, когда он умер. Скрывали же! До 1957 года семья ничего о нем не знала?!

  И текст Свидетельства в книге приводится с пояснением: «В апреле 1957 года на очередной запрос из Ленинграда пришел такой документ:

         «РСФСР

     СВИДЕТЕЛЬСТВО О СМЕРТИ

    1-ЮБ № 035252

Гр.ВАНГЕНГЕЙМ Алексей Феодосьевич умер 17 августа тысяча девятьсот сорок второго года 17 VIII – 1942г. возраст 61 год. Причина смерти перитонит, о чем в книге записей актов гражданского состояния о смерти 1956 года декабря месяца 26 числа произведена соответствующая запись за № 111…».

     Народ же сразу и начинает думать в ключе – если Свидетельство о смерти из ЗАГСа получено только в 1957 году, то до 1957 года семья о смерти ничего и не знала. Правильно? Редко же кто задается вопросом: зачем нужны такие Свидетельства и в каких случаях их получают?    

   И еще из книги о Вангенгейме: «Нужно отметить, что уже после реабилитации Алексея Феодосьевича, Ф.Н.Петров очень помог Варваре Ивановне в хлопотах по получению персональной пенсии за ее мужа».

   Теперь всё поняли? Нет? Тогда поясню. Умер профессор в 1942 году и органы не могли не известить семью о его смерти. Даже если притянуть фантастическое наказание «10 лет без права переписки». В 1942 году жена получила из лагеря это извещение. Но в ЗАГС с ним не пошла за СВИДЕТЕЛЬСТВОМ о смерти. Потому как оно ей было без надобности. Зачем оно ей нужно было? Наследство оформлять? Какое? Пенсию оформлять? Пенсию за мужа – государственного преступника?

А вот когда в 1956 году Вангенгейм был реабилитирован, тогда его жена и бросилась в ЗАГС за свидетельством о смерти, без него нельзя было оформить пенсию.

   Но персональная пенсия – это круто. Нашим бабушкам, которые потеряли на войне мужей, персональных пенсий никто никогда не выплачивал. Обычные, небольшие, платили. Но – персональные!!! Неплохо семья профессора наварилась на смерти главы семейства, осужденного за вредительство.

   Но в 1977 году Варвара Ивановна Кургузова умерла и государство пенсию перестало выплачивать. Пенсия жене полагалась, а не дочери. Настал 1991 год и ВС РСФСР (жаль , что этих сук в 1993 году всех не перестреляли) принимает закон о реабилитации. Теперь настала пора и дочери профессора Вангенгейма навариться на имени покойного отца…

{C}
Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.